Четверг, 24.08.2017, 09:42
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Главная » 2016 » Август » 25 » Далёкое - близкое
13:47
Далёкое - близкое

Василий Егорович Ерофеев.

Когда кукует кукушка

Уже несколько лет хочу рассказать я о своём бывшем соседе, Василии Егоровиче Ерофееве, а особенно сильным это желание становится, когда приходит весна и начинает куковать кукушка…

Он часто приходил к нам - то телевизор посмотреть, то просто поговорить. Сидел всегда перед печной «отдушкой» и курил, много курил, особенно когда рассказывал о войне.

Я часто вспоминаю эти его скупые рассказы, помню его переживания, черты лица, глаза, порой полные слёз, его молчание. Что же он пережил, выстрадал!

Один случай помню особенно чётко, и он мне не даёт покоя, хочется о нём рассказать. Я думаю, что мой сосед совершил подвиг. Никем не замеченный, тихо так ушедший в небытие. Раненным Василий Егорович попал в плен (он говорил, в какой, но я тогда не запомнила. Уже потом у его дочери я узнала, что в плену он был в 1943 году, в Австро-Венгрии). Вот что мой сосед рассказывал: «Нас погнали работать. Был огромный котлован, и по краю этого котлована всем приказали рыть траншею. На расстоянии примерно около десяти метров стояло по немцу с автоматом, и за всеми велось наблюдение. Выкопав круговую траншею, стали прокладывать кабель, чтобы вновь его закопать».

Василий Егорович немного знал немецкий язык и кое-что понимал из речи охранников. Когда часовой на некоторое время отвлёкся, Василий Егорович одним взмахом лопаты перерубил кабель. «Мурашки пробежали по спине, - рассказывал он (тут же закрутил самокрутку, закурил и долго молчал), - потом пересилил себя, не стал смотреть по сторонам, а, как ни в чём не бывало, продолжал закапывать траншею. Тряслись руки, но надо было себя сдерживать. Потом всех пленных согнали вниз котлована, велели встать на колени и заложить руки за голову. Мы выполнили их требования, сели, конечно же, поняли, что нам пришёл конец. Многие стали прощаться друг с другом, обниматься… Была команда на взрыв. Мы замерли, но взрыва не последовало. Ещё одна команда, опять тишина. Глядим, немцы забегали наверху и стали друг с другом ругаться, кричать. Мы, долго не думая, бросились бежать врассыпную. Многие тогда разбежались, многих положили автоматные очереди».

Удалось убежать и Василию Егоровичу, и ещё одному бойцу. Он ещё говорил, как прощались на развилке дороги: «Тебе, говорит, в одну сторону, а мне в другую. Живы будем, встретимся». После этих слов у Василия Егоровича потекли слёзы. Я глядела на него с такой жалостью! Спросила:

- Дядя Вася, встретились?

Он промолчал.

Рассказывал мой сосед, как в плену ели с немецкой кухни картофельную кожуру, скорлупу от яиц, как голодали. Но выжил мой сосед!

Об этапах фронтового пути Василия Егоровича мне рассказала его дочь. С августа 1942 года по январь 1943 года он был курсантом Хабаровского пехотного училища. Воевал в 286-м стрелковом полку автоматчиком, с января 1943 по июль 1943 — в 563-м гаубичном артиллерийском полку. В артиллерии же служил с мая по октябрь 1945 года, после чего был демобилизован и вернулся домой. Награждён медалями и орденом Отечественной войны второй степени. Но из-за того, что Василий Егорович был в плену, некоторые односельчане смотрели на него косо, даже в глаза высказывали осуждение, что добавляло ему тяжёлых душевных переживаний.

Ещё до войны мой сосед закончил Куйбышевский сельхозинститут по специальности агроном. Но всю жизнь проработал в кузнице кузнецом. Я помню его руки, натруженные и… чёрные, они просто уже не отмывались. Про него говорили, что он горячую деталь брал голыми руками, когда отбивал на наковальне. За свой труд имел звание «Заслуженный колхозник». Все помнят, сколько сельхозинвентаря стояло около кузницы - бороны, грабли, плуги, каждый зуб бороны он откручивал и отбивал.

Вот идёт он с работы, высокий, худощавый, чуть наклонившись вперёд, руки за спину — он всегда так ходил, задумчивый, а стоит с ним заговорить или поприветствовать его, как он весь оживал и улыбался. Он был немногословным, но очень добрым и внимательным ко всему. Он сам выучил ещё и татарский язык. Даже меня учил, как поздороваться, как сказать «спасибо», «как дела?»

Лишь после выхода на пенсию стали белыми его руки, когда он уже болел и лежал. Вскоре после смерти дяди Васи сгорел их дом. Его жена Анна Петровна, моя первая учительница, переехала жить в Кезьмино к дочери.

А при чём же здесь кукушка? В садах раньше много яблонь было, и у нас, и в соседях. Две большие ветки соседской яблони росли над нашим огородом, и насколько же для нас, детей, эти яблоки были слаще! Как начнём срывать соседские яблоки, в этот момент закукует кукушка. Мы врассыпную убегали. Но никогда дядя Вася не ругался и не жаловался родителям, а наоборот, угощал нас. Да ещё разных наберёт, ножом садовым отрежет половинку и говорит: «Вот это сорт “Папировка”, это - “Боровинка”, это - зимние, антоновка.

Но «кукушки» мы всё ж побаивались и сразу убегали, а вслед слышалось: «Ку-ку, ку-ку».

…Вот и выполнила свой долг, и легче стало на душе. Всю жизнь считала, что мой сосед совершил подвиг! Царствие ему небесное.

Г. Лушина,

с. Ружеевщино.

Просмотров: 171 | Добавил: Sergeiinbox | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]